Происхождение пацанских культурных кодов

Как ранее говорилось, представления мальчуганов о нормативном мужском поведении почти во всем определяют их поведение в уличном контексте. Требования демонстрации силы нрава, готовности постоять за себя, верности слову – все это связанно с культом гегемонной маскулинности, пронизывающим все общество, а не только лишь данную субкультуру. Вкупе с тем эти нормы Происхождение пацанских культурных кодов в особенности актуализируются конкретно в пацанской среде. С чем это связано?

Узнаваемый британский исследователь подкультур Дэвид Даунс предлагал рассматривать подкультуры как вместе выработанные ответы на коллективные проблемы[13][13]. В пацанской подкультуре таковой общей неувязкой представляется отчуждение молодежи от мира школы, а часто и от мира семьи (в особенности в неполных семьях Происхождение пацанских культурных кодов, там, где воспитание осуществляется мамой, либо в семьях, где существует насилие над детками). Попадая на улицу, они компенсируют свое отчуждение и конструируют себя в качестве владельцев местности. Поведение мальчишек и подростков, основанное на представлениях об активной, брутальной маскулинности, которые отторгает школа и которое угнетается в семье, может беспрепятственно осуществляться Происхождение пацанских культурных кодов в уличной среде. Коллективные практики преобладания требуют построения особенных принципов регулирования жизни группы, взаимопомощи, верности своим друзьям.

Существует ряд культурных кодов, традиций перформативного и ритуализированного насилия, к которым прибегают пацаны, чтоб выстроить свою мужскую идентичность и организовать жизнь на улице. Многие нормы и ритуалы, регулирующие насилие, такие, к примеру, как коллективные Происхождение пацанских культурных кодов битвы и «стрелки» берут свои истоки в традициях деревенских стычек. Эти традиции изучались русскими этнографами в девятнадцатом-двадцатом веках. Группы, либо как их время от времени называли, партии молодежи с одной улицы либо из одной деревни боролись с представителями других улиц и деревень на праздничках, свадьбах, либо просто в Происхождение пацанских культурных кодов каждодневной действительности. Как считает Т.Б. Щепанская[14][14], деревенские драки подтверждали легитимность насилия как инструмента защиты прокреативной сферы, охраны безопасности дам и деток. Через драки, юным людям добрачного возраста передавались нормы воплощения насилия и право быть его агентами.

Урбанизация не до конца подавила ритуалы и нормы молодежного насилия. Любопытно отметить Происхождение пацанских культурных кодов, что насильные уличные практики подростков в особенности нередко отмечались в периферийных городских районах, где селились недавнешние выходцы из деревни, и где деревенские обычаи оставались частью коллективного общественного познания. Носителями познаний о насилии являлись предки, старшие братья, соседи, те, кто сами учавствовал в групповых схватках. Эти познания Происхождение пацанских культурных кодов могут передаваться как в качестве прямых аннотации («будь мужиком», «умей постоять за себя», «главное стукнуть первым»), рассказы об обычаях и традициях, так и через общую культуру отношений, требующую брутального самоутверждения).

Не исключено, что культура рабочего класса также является источником построения особенной маскулинной идентичности. Хотя в почти всех случаях пацанские группировки Происхождение пацанских культурных кодов на местности являются соседскими группами и включают большая часть подростков, живущих в примыкающих домах, более активные их члены принадлежат, по нашим наблюдениям, к молодежи из рабочих семей. Может быть, в их поведениях появляются культурные ориентации рабочего класса, которая акцентирует такие свойства мужчины, как физическая сила, смелость и непосредственность. Сравнивая Происхождение пацанских культурных кодов русские данные с западной литературой, можно отметить, что многие стилевые особенности поведения парней, к примеру, их упор на телесный контроль являются очень соответствующим для молодежных подкультур рабочего класса. То же относится к территориальности. В то время как представители подкультур молодежи среднего класса (к примеру, хиппи) пробуют осваивать огромные места Происхождение пацанских культурных кодов, считают собственной не только лишь местность собственного городка, да и всю страну, а то и мир, пацаны сосредоточены на защите собственной улицы и микрорайона[15][15].

Другой источник культурных кодов русских мальчуганов – это тюремная подкультура. Можно отметить много совпадений меж правилами мальчуганов и императивами этой подкультуры. К примеру, телесные практики в обоих Происхождение пацанских культурных кодов очень ригидны и агрессивно табуируют всякую трансгрессию. Тюремная подкультура также ценит нрав, склонность к риску, к действию, содержит поэтизацию романтичного преступного братства и поощряет оппозицию ко всему, что связано с официальной властью. Подкультура воров-в-законе воспрещала насилие против дам, неоправданное проявление насилия, ограничивала последнее насилие (убийство). Кстати, можно Происхождение пацанских культурных кодов вспомнить и о почитании мамы в тюремно-криминальной среде[16][16].

Хотя все эти культурные коды являются очень устойчивыми, нужно отметить и различия в подкультурах мальчуганов в русское и постсоветское время. Хотя в неких пацанских обществах в позднесоветское время было принято нападать на неформалов, представителей других молодежных подкультур, к Происхождение пацанских культурных кодов 2006 году злость против неформалов стала универсальным явлением[17][17]. При всем этом, если в русское время эта злость оправдывалась необходимостью биться за чистоту коммунистических идеалов[18][18], то на данный момент она не просит идейного дизайна (кроме, может быть, борьбы с теми, кто своим видом и поведением нарушает требования гегемонной маскулинности, которую, по Происхождение пацанских культурных кодов их воззрению, олицетворяют пацаны). Значительную роль в брутальных практиках мальчуганов заполучила борьба с «нерусскими», теми, кто типо «засоряет» город и пробует навязать собственный стиль жизни. Не считая того, вырастая в обществе, в каком потребительские ценности ставятся на 1-ый план, пацаны стопроцентно делят эти ценности. Необходимость подкреплять собственный статус на улице демонстрацией Происхождение пацанских культурных кодов престижной одежки, обуви, мобильников стоит за многими их противоправными действиями.

Новейшей чертой является и активное внедрение Веба для увеличения статутса собственной группы и прославления ее «героических» деяний. Так, многие пацаны в 2006 году ведали о том, как они делают видео собственных битв и «стрелок» при помощи мобильников, чтоб позже Происхождение пацанских культурных кодов поместить в Веб.

Нужно отметить и то, что, образуя необыкновенную субкультуру, пацаны, как в поздне русское время, так и в 2006 году, не создавали общественного слоя, экономически и идеологически оторванного от мира вокруг нас («андеркласса»). Кроме меньшинства, переходящего от наименее суровых к тяжким злодеяниям, от постановки на учет в Происхождение пацанских культурных кодов милицию к заключению в исправительно-трудовые учреждение, пацаны рассматривают свою уличную жизнь как переходный шаг на пути к взрослости. В их планах поступить в институт либо институт, получить специальность, завести семью. Их подкультура не оппозиционна по отношению к культурному мэйнстриму (хотя так ее нередко воспринимают представители последнего). Они быстрее служат Происхождение пацанских культурных кодов иллюстрацией прославленного тезиса южноамериканского криминолога Д. Матца (David Matza) о «дрейфе», временном и нередко случайном нраве девиантного поведения, необязательно ведущем к преступным карьерам[19][19].



[1][1] Лурье М.Л., Головин В.В. Идейные и территориальные общества молодежи: крупный город, провинциальный город, село // Этнографическое обозрение. 2008. № 1.

[2][2] Показательно заглавие одной из книжек под редакцией Происхождение пацанских культурных кодов Е. Омельченко: Обычная молодежь: пиво, тусовка, наркотики. Ульяновск, 2005.

[3][3] Сравн. Goffman E. Stigma: Notes on the Management of Spoiled Identity. N.J., 1963.

[4][4] См., к примеру, Агеева Л.В. Казанский парадокс: миф и действительность. Казань, 1991.

Салагаев А.Л., Шашкин А.В. Насилие в молодежных группировках как метод конструирования маскулинности // Журнальчик социологии и социальной Происхождение пацанских культурных кодов антропологии. 2002. № 1. C. 151-160.

[5][5] Goffman E. Gender Advertisements. L., 1979; Butler J. Gender Trouble. Feminism and the Subversion of Identity. L., 1990; Garfinkel H. Studies in Ethnomethodology. L., 1990.

[6][6] Connell R. Gender and Power: Society, the Person, and Sexual Politics. Cambridge, 1987.

[7][7] Goffman E. Where the Action is // Interaction Ritual. Harmondsworth, 1967. S. 209.

[8][8] http://forum.rikt Происхождение пацанских культурных кодов.ru/index.php?showtopic=13895&st=20#entry242114

[9][9] Сравн.: Campbell B. Goliath: Britain's Dangerous Places. L., 1993.

[10][10] Щепанская Т.Б. Зоны насилия (по материалам российской сельской и современных субкультурных традиций) // Антропология насилия / Отв. ред. В.В. Бочаров и В.А. Тишков. СПб., 2001. С. 115–177.

[11][11] Яковлев В. Контора «люберов» // Огонек. 1987. № 5. С. 20.

[12][12] Салазар Происхождение пацанских культурных кодов. Азбука славянских бритоголовых. 4.2. [Любое издание]. Скингёрл – девушка-скинхед.

[13][13] Downes D. The Delinquent Solution, L., 1966. P. 6.

[14][14] Щепанская Т.Б. Зоны насилия (по материалам российской сельской и современных субкультурных традиций) // Антропология насилия / Отв. ред. В.В. Бочаров и В.А. Тишков. СПб., 2001. С. 115–177.

[15][15] Сравн. напр.: Katz J. Seductions of Crime: Moral and Sensual Происхождение пацанских культурных кодов Attractions in Doing Evil. N.Y., 1988; Омельченко Е., Пилкингтон Х. и др. Смотря на Запад: Культурная глобализация и русские молодежные культуры / Пер. с англ. О. Оберемко и У. Блюдиной. СПб., 2004.

[16][16] Чалидзе В. Уголовная Наша родина. New-york, 1977; Олейник А.Н. «Тюремная подкультура в России»: от ежедневной жизни до гос Происхождение пацанских культурных кодов власти. М., 2001.

[17][17] См. также: Омельченко Е., Пилкингтон Х. и др. Смотря на Запад: Культурная глобализация и русские молодежные культуры / Пер. с англ. О. Оберемко и У. Блюдиной. СПб., 2004.

[18][18] См.: Громов Д.В. Люберецкие уличные молодежные компании 1980-х годов: подкультура на перепутье истории // Этнографическое обозрение. 2006. № 4. С. 23-38.

[19][19] См.: Matza Происхождение пацанских культурных кодов D. Delinquency and Drift. N.Y., 1964.


proisshestvie-v-belevoj-korzine-5-glava.html
proisshestviya-sudebnie-razbiratelstva-ransport-rossii-i-zarubezhya.html
proiznesenie-tverdogo-zvuka-l-v-obratnih-slogah.html