ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ

На ранешних стадиях развития общества, когда люди жили еще не классовым, ародовым строем, произведе­ния, подобные тем, которые мы привыкли именовать худо­жественными, еще не были такими. В их специфи­чески художественное содержание находилось в нерас­члененном единстве с другими сторонами первобытного публичного сознания — с мистикой, мифологией, мо­ралью ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ, полуфантастическими преданиями из истории от­дельных родов и племен, первоначальными полуфантасти­ческими географическими представлениями. Такое нерас-


члененное единство этих сторон, существовавшее на ран­ней ступени исторической жизни народов, получило в науке заглавие «синкретизма» первобытного публичного сознания. Первобытное творчество было синкретиче­ским в собственном содержании (rp. synkreto — сращиваю, сливаю).

Главным предметом первобытного ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ синкретического сознания и выражавшего его творчества, в особенности на самой ранешней ступени развития общества, когда оно жило только охотой и собиранием плодов, была природа, сначала жизнь животных и растений, также проявления разных стихий природы.

Соответствующей чертой этого сознания и творчества была их образность. Тогда люди еще не умели ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ создавать отвлеченные понятия, абстрагировать в явлениях жизни общее от личного. Они представляли для себя целый род явлений в виде в особенности сильного и броского индивиду­ального его воплощения. К примеру, они мыслили о медве­дях вообщем, о тиграх либо бизонах вообщем, но представ­ляли для себя каждый животный род в виде ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ 1-го, более большого и сильного зверька, вроде бы их вожака. В особенности высшую гору либо многоводную реку они представляли для себя прародительницей, мамой всех гор либо рек и т. п. Но это не был просто самый сильный и большой зверек из числа тех, каких первобытные люди встречали в реальной ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ жизни, либо самая высочайшая гора из всех, виденных ими в действитель­ности. Находясь в полной зависимости от природы, люди преумножали силу, размеры, значительность ее явлений в собственном воображении, они безотчетно типизи­ровали явления природы.

Такие обобщенно-преувеличенные представления пер­вобытных людей и выражающие их образы первобытного творчества отличались ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ совместно с тем той либо другой степенью фантастичности. Соответствующей чертой первобытного мышления был антропоморфизм (гр. anthropos — человек, morphe — вид, форма). Люди понимали жизнь природы по сходству со собственной, людской жизнью. Им казалось, что животные, растения, стихии природы владеют таким же уровнем сознательности, как и люди, что они ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ тоже могут поступать с намерением и расчетом, размышлять и гласить. Они задумывались, что животные и растения могут сознательно помогать и покровительствовать людям либо нарочно накалывать людей и вредить им, что гроза может преднамеренно уничтожить человека, река — затопить его жилье, гора — кинуть в него камень. Такое осознание жизни


природы усиливало у ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ первобытных людей чувство зависи­мости от нее. Они и страшились сил природы, и преклонялись перед ними, и стремились получить их поддержку.

В те времена люди старались повлиять на приро­ду средством заклинаний, либо магии (гр. mageia — ворожба, чернокнижниченство). Мистика была выражением веры, характерной всем людям той эры, как будто те либо другие ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ явления и действия в природе и людской жизни мож­но вызвать методом подражания либо нарочитого, искусствен­ного проигрывания их. Люди отрисовывали животных, вырезали из камня либо дерева их фигуры и задумывались, что этим вы­зовут их реальное возникновение, способствующее успешной охоте. Либо, в тех же целях, они ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ воспроизводили жизнь животных при помощи телодвижений — надевали на себя шку­ры и головы уже убитых животных и изображали пасуще­еся стадо, в убежденности, что это будет содействовать их встрече с реальным стадом в лесах и степях.

Совместно с тем изображение животных в рисунках, скульптурах, телодвижениях имело для первобытных людей и ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ другое значение. Оно было выражением их тотемизма (индейск. totem — его род). Это характерное всем людям тех вре­мен убеждение, как будто каждый их род (первобытная боль­шая семья, состоящая из людей ряда поколений) ведет свое происхождение от какого-то определенного вида животных (либо растений, либо даже неорганических пред­метов ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ, как будто представитель такового вида животных является родичем, покровителем, другом (тотемом) всех членов этого рода. И люди изображали собственных тотемов, выражая этим их почитание, свою преданность им. Собственных тотемов они старались не убивать на охоте.

С развитием речи на этой же почве у первобытных людей появляются древние «животные ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ» сказки. Образы этих сказок в особенности ясно выражали характеристики пер­вобытного умопомрачительного мышления. Они создавались на базе олицетворения животных, наделения их человечьими возможностями мыслить, ощущать, гово­рить, совместно с тем на базе гиперболы (гр. hyper — сверх и bole — метание, бросок) — преувеличения размеров животных, присвоения им сверхъестественных познаний и возможностей.

Означает, еще ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ в глубочайшей древности, на стадии охотничь­его производства, которая длилась сотки тыщ лет, люди равномерно обучались создавать словесные и пан­томимические (гр. pantos — весь, всякий, mimos — подра­жание), графические (гр. grapho — пишу, черчу) и скульп-


турные (лат. sculpere — высекать) изображения жизни. Все это добивалось от людей какого-то «мастерства ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ» (ис­кусства — в первом, самом широком значении этого сло­ва); все это в некий мере могло быть «творчеством по законам красоты» (искусства — во 2-м, более узеньком значении); но это было еще не «художественным твор­чеством» (искусством — в еще больше узеньком, специфиче­ском значении слова), а только проявлением ранешней ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ ступени синкретического сознания первобытного общества. Но потом на базе такового древнего синкретиче­ского творчества стали развиваться разные виды искус­ства в своем смысле слова, сначала изоб­разительные — художественная живопись и скульп­тура, сценическая пантомима, художественная эпическая словесность.

Переход людей от охотничьего производства к ското­водству и земледелию был началом новейшей ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ, более высочайшей стадии развития первобытного, доклассового общества, продолжавшейся 10-ки тыщ лет. Необходимость забо­титься о разведении и выпасе животных, о посеве, вызре­вании и жатве нужных растений расширила и углубила взоры людей на природу. Они стали лучше сознавать регулярную смену времен года, вешнее оживление и осеннее ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ увядание растительности, вешний приплод скота, связь этих процессов с движениями солнца и луны, выпа­дением дождиков, полноводием и обмелением реки и ручьев и т. п. Отсюда и появлялись начальные астрономи­ческое и агрономическое обобщения жизни.

Такие обобщения тоже основывались на специфичной типизации и олицетворении явлений природы. Солнце и луна, времена ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ года, вешние дождики, оживляющие расте­ния, летние засухи, губящие их, сама растительность, расцветающая весной и плодоносящая осенью, осознавались людьми как живы существа, а потом как воплощение высших, могучих сил, «богов» разных сфер природы. И закономерные связи явлений природы осознавались тог­да людьми как личные дела этих высших созданий ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ. Отсюда появился, к примеру, миф о Дионисе у старых гре­ков и подобные ему у других народов. По этому мифу бога Диониса (олицетворение нужных растений) поначалу воскрешает его отец, бог Зевс (олицетворение грозы, ороша­ющей землю дождиком), а потом убивают и растерзывают на части полубоги, титаны (олицетворение земных сил природы, противостоящих силам ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ небесным), с тем чтоб через некое время Зевс собрал останки Диониса и


вновь воскресил его, а титаны опять разъяли на кусочки его тело. Годичный круговорот жизни растительности в самых общих его чертах отразился тут очень правильно, но в фанта­стическом осознании.

Совместно с тем в первобытном обществе равномерно усложнялась ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ и его внутренняя организация. Первобытные роды, разрастаясь, стали равномерно объединяться в более большие коллективы — племена, которые вели меж собой войны за наилучшие места для охоты (позже — для выпаса скота, земледелия), а часто и просто из-за враждебно­сти к чужому племени и рвения захватить его иму­щество и взять пленных ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ. Из вожаков отдельных, более сильных родов выделялись военные вожди целых племен, поначалу выборные, а позже присвоившие для себя постоян­ную власть, руководящие всей жизнью племени и берущие для себя огромную часть его военной добычи. Позже эта пле­менная военная знать, стремясь упрочить свою власть, стала вести свое ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ происхождение уже не от ро­довых тотемов, а от богов природы, выдавая себя за по­томков, внуков, отпрыской того либо другого бога либо богини, которые как будто помогали им на войне.

На новейшей ступени развития первобытного общества изменялась и его мистика. Сейчас люди заклинали в основ­ном не фортуну собственной охоты ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ, а приход весны и обильное плодоношение собственных стад, полей и садов либо фортуну собственной войны, собственных набегов на примыкающие племена. Развились и самые формы волшебных обрядов. Древние животные пантомимы перед большенными охотами сменились вешними хороводами до сева и выгона стад и военными «играми» перед походами.

Обрядовый хоровод — это ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ коллективная пляска, сопро­вождаемая пением всех ее участников, способная включать в себя также пантомимические движения либо даже целые сцены. Это была очень принципиальная форма первобытного твор­чества, которая имела синкретическое содержание, не бы­ла еще искусством в своем смысле слова, но кото­рая заключала внутри себя зачатки ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ всех основых экспрес­сивных видов искусства — художественного танца («хореографии»), музыки, словесной лирики. В хороводе люди в первый раз завладевали таковой принципиальной эстетической стороной духовной культуры, как ритмическая речь. Отсю-да ведут свое происхождение и драматургия, и стихотвор­ная эпическая словесность. Развитие и следующее раз­деление этих видов искусства в значимой мере опре ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ­делялись развитием ритмической речи.


Совершая волшебные песни-пляски, заклинающие уро­жаи либо военную победу, люди не просто обращались к богам природы и вдохновляли их к хотимым действиям, да и стремились для этого изобразить эти деяния своими словами и движениями. Потому в обрядовой песне, пер­воначально всецело ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ хоровой, в предстоящем выделилась ее исходная часть — запев, рассказывающий о жела­емых событиях. Пел его один певец, управляющий хора, по-древнегречески «корифей» (гр. koryphe — верхушка, гла­ва), а хор отвечал на это припевом, выражавшим эмоци­ональный отклик всего пляшущего коллектива на изобра­жаемое в запеве событие.

Драма (драматургия) — соединение пантомимического деяния ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ и чувственной речи действующих лиц — воз­никла тогда, когда корифей стал не только лишь повествовать о хотимом событии, да и разыгрывать его в лицах перед хором, отвечающим на это припевами. Особую значи­тельность хорео-драматургические ритуалы получили у древнегреческих племен. В Афинах корифей вешнего обрядового хоровода разыгрывал миф о неминуемых ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ, «роковых» смерти и воскресении Диониса, изображая его в виде козла (в особенности плодовитого животного), надев на себя, как и весь хор, козлиную шкуру. Потому такое обрядовое представление получило заглавие «трагедии» (гр. tragos — козел, ode — песня).

Самостоятельное песенное повествование (стихо­творный эпос) появилось, видимо, в главном в во ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ­инском обрядовом хороводе. В нем развивался повест­вовательный запев корифея, заклинающий предстоящую победу средством изображения предыдущих побед племени под управлением его прославленных вождей. Запевы корифеев равномерно становились все более развер­нутыми, подробными и, в конце концов, преобразовывались в торжест­венные геройские сольные (лат. solus — один, единст­венный) повествовательные ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ песни, которые можно было исполнять раздельно, вне хора, без сопровождения припе­вом.

Такое выполнение производили уже не корифеи обря­дового хоровода, а певцы другого склада, певцы-сказители (у греков — аэды), каким был, видимо, в Киевской Руси «вещий Боян», упомянутый в «Слове о полку Игореве». Такие певцы-сказители развивали образность эпической песни, создавая ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ при всем этом все более законченные типы вои­нов-богатырей, наделяя их в собственном изображении исключи­тельной силой и храбростью и часто видя источник


этой силы в помощи тотемов и богов. А потом посреди пев­цов-сказителей появились и такие, которые соединяли, «спевали» несколько песен, связанных единством ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ головного героя и единством действия в одно огромное произведе­ние. Так появлялись «монументальные» эпические песни, получившие у старых греков заглавие «эпопей». Их соз­дателей греки называли «рапсодами» (гр. rhapto — сшиваю и ode — песня). Выдающимся рапсодом, возможно, и был в Старой Греции Гомер, которому приписывается автор­ство величавых песенных эпопей ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ «Илиады» и «Одиссеи», позже, в VI в. до н. э., переработанных в литературные произведения — поэмы (гр. poieo — творю, создаю).

Повествовательное изображение жизни развивалось у народов тех эпох также ивпрозе — в мифологических и тотемических притчах, в воинских сказаниях.

Из хоровой, обрядовой песни появилась равномерно и лирическая поэзия. Если запев корифея становил ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ­ся все более повествованием о событиях, то припевы хора — выражением коллективных переживаний. Припевы получали при всем этом все огромную словесно-эмоциональную и интонационно-ритмическую завершенность: каждый при­пев преобразовывался в законченную «закругленную» строфу (гр. strophe — круг, оборот).

Такие ритмические строфы можно было петь раздельно от хора и заполнять их новым, не ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ обрядовым содержа­нием, соответственно изменяя их форму. Так появились трудовые песни, исполняемые родовыми коллективами во время общих работ — земледельческих либо домашних, бы­товых. Так появились воинские песни, исполняемые отря­дами при передвижениях — «маршах». Позже на базе хоровой песни была сотворена и сольная лирическая песня, в главном ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ бытовая, а именно любовная. Еще позже, уже в классовом обществе, с появлением письменно­сти словесная сторона песни отделилась от мотива; будучи записанной, она перевоплотился в литературную лирику.

Схожим же методом развивалась и музыка как особенный вид искусства. Базу музыки составляет мелодия (гр. melos — песня, напев) — законченная последователь-нось тонов ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ разной высоты, выражающая эмоцию. Перво­начально люди научились строить мелодии в хоровой обрядовой песне. Когда эпические и лирические песни выделились из хора, их выполнение аккомпанировали игрой на музыкальных инструментах — струнных либо духовых, которая имела вспомогательное значение аккомпанемента (фр. accompagner — аккомпанировать, вторить). В дальней-


шем, в особенности в выполнении лирических песен ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ, более различных по мелодии и ритму, мелодия перебежала из песни в инструментальное выполнение, Так появилась фактически инструментальная музыка, поначалу очень про­стая, а потом равномерно все усложняющаяся в собственном содержании и формах.

Так же развивалось и искусство танца. Как твор­чество, выражающее коллективные переживания, танец появился в обрядовом хороводе и ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ равномерно получил в нем законченную ритмичность. В предстоящем он отделил­ся от хоровой песни, заполучил самостоятельное значение, развил внутри себя также сольные формы выполнения и, сое­динившись с музыкальным аккомпанементом, перевоплотился в самостоятельный вид художественного творчества — хореографию.

Итак, все виды искусства зародились еще в первобыт­ном народном творчестве ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ, синкретическом по собственному идей­ному содержанию и не являвшемся еще художественным творчеством в своем смысле слова.

Общие особенности этого синкретического творчества заключались сначала в том, что оно типизировало явления жизни на базе их олицетворения и гиперболи­зации. Так, первобытные люди представляли для себя собственного тотема, к примеру волка, в виде такового ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ большого, сильного, резвого, да к тому же еще мудрейшего и могущественного зверька, каким не мог быть ни один реальный волк. Таким они и изображали его в собственных легендах. Они представляли для себя всю расцветающую весной в их полях и садах раститель­ность в виде красивого юноши Диониса, оживленного его ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ папой, Зевсом, и изображали его таким в собственных хорео-драматургических ритуалах. Они представляли собственных племен­ных вождей, героев победоносных битв, в виде могучих воинов, способных в одиночку, при помощи собственных покро­вителей, тотемов и богов, побеждать целые неприятельские ра­ти. Такими эти вожди не были бы ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ в реальной жизни, но такими они изображали их в собственных геройских песнях и сказаниях.

Типизация животных (тотемов), богов природы, пле­менных вождей не была, как следует, в синкретическом творчестве личным творческим актом отдельного сказочника, либо корифея обрядового хора, либо певца-сказителя. Типизация выражала тогда общие фантасти­ческие представления о ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ жизни, характерные всему роду либо племени, существовавшие в сознании всех его членов в их ежедневной, практической деятельности


и тесновато с ней связанные. Представления эти выражали общий уровень познаний о жизни, который закономерно появлялся на той стадии публичного развития и для которого вообщем было типично умопомрачительное прелом­ление реальных процессов и отношений ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ реальности в сознании всего родового и племенного коллектива.

Вследствие этого первобытные люди относились с пол­ным и доверчивым доверием ко всему тому, что изобража­лось в их легендах, хоровых песнях, представлениях, эпопе­ях. Они воспринимали образы этих произведений, основан­ные на фантастике, олицетворениях и гиперболах, за реальную реальность, за ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ то, что было и есть по сути. У их еще не было сознания творческой условности изображения. Они еще не имели понятия о нарочитости художественного вымысла. Потому их синкретическое творчество и не было еще искусством как таким.

Даже такие выдающиеся произведения древнегреческо­го народного эпоса, как «Илиада» и «Одиссея», сделанные в ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ VIII в. до н. э., сравнимо незадолго до перехода греков от родового к классово-государственному, рабовла­дельческому строю, заключают внутри себя в главном черты синкретического творчества. В их дано гиперболическое изображение воинских подвигов племенных ахейских и троянских вождей, совершаемых ими при помощи богов, а потом изображение расчудесных приключений 1-го ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ из их, Одиссея, странствующего по неизвестным ему морям и землям. В их изображены и олимпийские боги, помо­гающие героям в их войне и скитаниях, и нимфы, и мор­ские чудовища, и даже королевство мертвых. Все это выражало нерасчлененное единство исторических преданий старых греков, их географических представлений, мифологических верований, нравственных эталонов ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ — весь тот фантастиче­ский уровень, на котором находилось тогда их обществен­ное миропонимание. И все это античные греки в эру соз­дания собственных эпопей принимали как верное воспроиз­ведение того, что происходило в жизни по сути.

К. Маркс именовал эту эру «детством людского об­щества» и увидел, что ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА И ЕГО ВИДОВ тогда еще не началось «худо­жественное создание как таковое» и что «почвой» искусства в ту эру была мифология, которая «преодо­левает, подчиняет и сформировывает силы природы в вообра­жении и с помощью воображения» и которая «исчезает, как следует, вкупе с пришествием реального гос­подства над этими силами природы» (1, 736—737).



proishozhdenie-iskusstva-i-ego-vidov.html
proishozhdenie-komet-statya.html
proishozhdenie-lic-i-bozhestvennie-svojstva.html